Наверх

Логика интеграции

Дата публикации: 29 Декабря 2017 Распечатать

В 2014 году под управление АО «Транснефть – Западная Сибирь» перешел участок нефтепродуктопровода протяженностью около тысячи километров. О том, какие цели преследовало объединение систем трубопроводного транспорта нефти и нефтепродуктов, с какими проблемами пришлось при этом столкнуться и что удалось сделать за прошедшие три года, Бизнес-журналу рассказал заместитель генерального директора по эксплуатации нефтепродуктопроводов Виталий Капустин.

Виталий Капустин:
Структурная реорганизация создала реальные предпосылки для качественных изменений системы транспортировки нефтепродуктов

- Виталий Викторович, в чем заключается смысл такой интеграции?

- Чтобы ответить на этот вопрос, давайте заглянем в историю нашего предприятия, которая началась со строительства «Площадки 8.0» магистрального продуктопровода «Уфа – Омск» в 1954 году. Она являлась восьмой по счету опорной базой бензопровода, идущего от Уфы на восток. Чуть позже «Площадка 8.0» стала не только важнейшей производственной базой, но и управленческой структурой. Преобразованное в «Управление транссибирских магистральных нефтепроводов» предприятие занималось организацией строительства и до 1972 года осуществляло как транспортировку нефти, так и нефтепродуктов.

Исторически сложилось, что основные фонды «площадочных» объектов находились на одних территориях, а нефтяные магистрали и нефтепродуктопроводы проходили в одном техническом коридоре. Логично было бы объединить управление в одних руках, чтобы интеграция двух систем на новом витке развития создавала предпосылки для комплексной оптимизации процессов.

Однако, несмотря на технологическое сходство и общее прошлое этих систем, проблем предстояло решить очень много. Ведь речь шла не просто о механическом объединении двух производств – по сути, существенным образом переформатировалась вся бизнес-модель трубопроводного транспорта. Нужно было исключить дублирующие функции, унифицировать стандарты, подходы, внести изменения в управленческую матрицу -  с тем, чтобы, в конечном итоге, получить за счет реорганизации максимальный синергетический эффект. 

- Какие первоочередные задачи решались в процессе интеграции, и что удалось сделать за прошедшие три года?

- После объединения в первую очередь необходимо было точно оценить потенциал доставшегося наследства. С каким оборудованием еще можно работать, что нужно срочно реконструировать, от чего можно безболезненно отказаться. Мы проанализировали большой массив эксплуатационной документации, отчетов по диагностике объектов, результаты обследования зданий, сооружений и т. д. В ряде случаев принимались кардинальные решения, касающиеся вывода из эксплуатации неиспользуемого оборудования с последующей ликвидацией. Какой смысл, скажем, держать на балансе выработавшие свой ресурс резервуары на промежуточных станциях, где нет ни сдачи продукта, ни налива? Лишний объект – это лишние эксплуатационные расходы, даже поддержание его в консервации требует постоянных затрат.

В достаточно сжатые сроки удалось провести большой объем работы по диагностике линейной части трубопроводов и технологического оборудования. В общей сложности за три года продиагностировано порядка 500 километров трубы, и в следующем году мы планируем полностью завершить эту работу. Заменено 69 километров трубопроводов, в том числе, 13 участков под железнодорожными переходами и 15 - под автодорогами. Оптимизированы резервуарные парки на всех пяти площадках и построены два новых резервуара РВСП-10000 на ЛПДС «Омск». Также построены узел учета нефтепродуктов и два блока измерения качества нефтепродуктов.

Многое сделано по внедрению средств телемеханики. На сегодняшний день уровень автоматизации управления линейной части нефтепродуктопровода уже вполне сопоставим с нефтяной магистралью. Диспетчер видит теперь всю трассу, контролирует давление в каждой ее точке, может дистанционно открыть или закрыть любую задвижку. Идет автоматизация процессов и на площадочных объектах. К примеру, на головной станции ЛПДС «Омск» в нынешнем году построили две новые современные насосные станции открытого типа, и, если раньше оборудование здесь запускалось вручную, то сейчас все происходит в автоматическом режиме.

- Помимо комплекса сугубо производственных проблем, в ходе интеграции предстояло решить еще и задачу объединения двух разных коллективов. Насколько сложным оказался этот процесс?

- С технологической точки зрения особых сложностей не возникло, поскольку производства действительно схожие. Безусловно, на процесс адаптации позитивно повлияла возможность передачи опыта, накопленного специалистами АО «Транснефть – Западная Сибирь» в ходе непрерывной модернизации производства, реконструкции объектов, внедрения инноваций. В свою очередь, у перешедших к нам сотрудников тоже был стимул – перенять этот опыт, освоить новые технологии, повысить квалификацию. Ведь перспективы профессионального роста в современных условиях – серьезная мотивация.

Понятно, что в каких-то случаях пришлось точечно привлекать на руководящие должности управленцев из «нефтянки», но в целом можно сказать, что основной коллектив нефтепродуктопроводного предприятия успешно влился в состав Общества. Общий уровень персонала вырос, а это значит, что в результате интеграции получен долговременный мультипликативный эффект, который позитивно влияет на все процессы.

- В ПАО «Транснефть» разработаны общая стратегия и единая программа развития системы транспортировки нефтепродуктов. Какие задачи эти документы ставят перед АО «Транснефть – Западная Сибирь»?

- Фронт работ впереди очень серьезный. Ведь мероприятия, реализованные за прошедшие три года, - это только первые шаги по приведению «светлых» объектов в нормативное состояние. В рамках инвестиционной программы, например, намечена реконструкция одной из самых больших станций общества – ЛПДС «Сокур». Эта станция играет очень важную роль – она обеспечивает сдачу нефтепродуктов на нефтебазу, которая снабжает топливом Новосибирск и близлежащие районы области, а также осуществляет отгрузку железной дорогой потребителям других регионов.

Принятая программа включается в себя реконструкцию наливных станций, объектов энергосистемы, строительство железнодорожной эстакады тактового налива (кстати, первой эстакады такого типа в системе ПАО «Транснефть»), резервуаров под дизельное топливо и автомобильный бензин, системы пожаротушения, узла учета нефтепродуктов и прочих объектов инфраструктуры.

Кроме этого, в плане реконструкции до 2019 года предусмотрено строительство восьми новых резервуаров на ЛПДС «Омск», новой магистральной насосной на перекачивающей станции «Барабинск», замена трубы на линейной части нефтепродуктопровода. Перечень можно продолжить – программа действительно масштабная.

Собственно, не завершен пока и сам процесс интеграции систем трубопроводного транспорта. В ближайшее время в состав общества должно войти еще одно  подразделение – ЛПДС «Исилькуль» с участком трубопровода протяженностью порядка 140 километров, которое в настоящее время входит в состав АО «Транснефть – Урал». Цель – оптимизация транспортировки нефтепродукта на технологическом участке Омск – Исилькуль – Петропавловск. После объединения управление всеми перекачивающими станциями по данному направлению будет сосредоточено в одном месте – диспетчерском пункте в городе Омске.

В целом на сегодняшний день можно констатировать, что транспортировка нефтепродуктов изменилась не только в структурном, но и в качественном отношении. Созданы реальные предпосылки для дальнейшего развития нефтепродуктопроводной системы. И это действительно стратегически важная для страны задача, поскольку трубопроводный транспорт является самым экономически выгодным и экологичным видом доставки нефтепродуктов.

Омский Бизнес-журнал №12
© 2003-2018
АО «Транснефть – Западная Сибирь»
(3812) 65-35-02 info@oms.transneft.ru
Сайт ПАО «Транснефть»